Воскресение Доброго Пастыря

Сегодняшнее воскресенье, дорогие братья и сестры по традиции называется воскресением доброго пастыря и конечно с практической части своей – это день особой молитвы о призваниях к священнической и монашеской жизни, о тех, кого именуют в церкви — пастырями.

Евангелие, которое мы сегодня слышим – это 10 глава евангелия от Иоанна. Господь завершает ту речь, или тот цикл речей, которые мы слышали в течении всей этой недели, когда Он говорит о Себе, как о Хлебе, говорит о Себе как о Пастыре и о народе Своем как о пастве, о стаде Своем, которое Он ведет по пути спасения. Мы это все принимаем. Для нас это понятные образы, ясные. – Иисус Добрый Пастырь, Который заботится о Своем стаде и действительно ведет его к спасению. Для на это некая предпосылка, которую мы используем и принимаем. Проблема в другом. А проблема в том, что мы живём в 21 веке и любая сейчас попытка говорить о нас, как о стаде, как об общности, или как о какой — то группе будет сопротивление вызывать в вас и это естественно Потому, что кто — то навязал нам, что мы все индивидуальные личности, и чтобы как-то объединять нас – это глупо, это вообще антигуманно и нечеловечно. На самом деле, если сейчас сделать простые вещи, например, вот даже визуально я на вас смотрю, я вижу два цвета: синий и терракотовый. Если вы пойдете сейчас гулять и пройдете мимо кинотеатра Победы и посмотрите на афиши, вы тоже увидите тоже два цвета холодный синий, зелёные оттенки и терракотовый. Если вы посмотрите два кадра фильма «Мстители», там тоже используются два цвета: синий и терракотовый. Эти два цвета, которые продиктованы модой. И модны они по одной простой причине: какой — то дизайнер, или несколько дизайнеров пару лет, или лет пять назад создали такую коллекцию, и эта коллекция стала успешной, некоторые критики эту коллекцию оценили и это пошло. Затем произошло удешевление технологии, это вышло на вторую линию дизайна, и в этом стали ходить звезды шоу-бизнеса, люди, которые выступают на сцене, их стали замечать, через какое-то время ещё удешевилось производство краски, ткани- это все попало в массовый маркет прошло в магазины, стало популярным в городе, и мы это покупаем. Поэтому мы сейчас выглядим так. Но, та же реклама, которая идет по телевизору говорит нам, что ты – уникальный! Ты уникальный, потому, что можешь выбирать ту одежду, которую мы тебе предложили. Ты – уникальный, потому, что выбираешь то, что мы тебе предлагаем! Купи это, и ты станешь самым уникальным человеком не похожим ни на кого. И так нам постоянно навязывается эта «уникальность», которая все больше формулируется через законы рынка. На самом деле в этом нет ничего плохого, человек, еще Аристотель сказал, что это животное социальное. Мы находимся в обществе и над нами всегда будет колоссальная степень зависимости от других она будет всегда. Мы просто должны это признать. Есть простые вещи. Есть генетика. 80 процентов нашего поведения, наших каких – то выборов в жизни будет определено. Твои родители. Библия говорит, что дети страдают за грехи своих родителей. Народ Ветхого завета не знал еще тогда о генетике, не знал, что мы откроем ДНК и прочее, и прочее, но интуитивно они говорили, да, отцы едят виноград, а у детей оскомина. Будет это последствие. Сейчас мы в своем разумении говорим, что есть генетическая предрасположенность к каким- то вещам, темперамент и так далее. Что вот такие родители и это невозможно преодолеть – это другой вопрос о моральной этике. На нас будет влиять тог что мир устраивается и конечно какое — то влияние будет оказываться и здесь вопрос не в том, что оказывается, а вопрос в том, что мы с этим влиянием собираемся делать. Даже с этой минимальной позицией 20 процентов нашей свободы, есть настоящая свобода. Не свобода выбора между терракотовым и синим. Это- рынок, это – правила общежития, функционирование общественных институтов. У нас есть выбор между добром и злом. И этот выбор – радикальный. Этот выбор не просто между двумя равными позициями. Это выбор принципиальный. И вот для этого, дорогие братья и сестры на самом деле Господь оставляет нам Церковь, которая внешним образом совпадает со многими вещами общественными, поэтому конечно же в современных зданиях, и в сочинениях современных левых богословов, вы можете встретить, что вот Господь проповедовал царствие Божие, проповедовал Слово и условно появилась католическая Церковь со всей её иерархией, со всем этим нагромождением из иерархий, которая давит на всех людей, подавляет, потом еще средние века нам припомнят, непонятных сожженные миллион людей, хотя на самом деле, если посчитать их все вместе их всего несколько тысяч за триста лет, они на это не обращают внимание. Есть стереотипы, которые навязываются. Нам расскажут об этом все, нам скажут, что Церковь – это такой институт, который также лишает вас вашей свободы. Вашей свободы –грешить. Это очень привлекательно. Это то, что делал в райском саду змий. Ты свободен. Будешь как Бог, ну выбери, что -нибудь такое хорошее, выбери что-то интересное, и не для кого как правило последствий не будет. Ну, измени жене, она же не узнает. Какие последствия. Никаких последствий! Никто не пострадал! Грех – это сугубо личная вещь, как и твоя вера – это сугубо личная вещь! Не надо её тащить во все остальные сферы своей жизни: на работы, в магазины, в отношения с близкими. Вера – это личное, вот Бог глубоко в душе. Вот секс, деньги и разврат мы сделаем общественными. Мы будем посвящать этому ток- шоу, мы будем посвящать этому сериалы, мы будем посвящать этому – всё! Потому, что это же – общественное! Кто с кем спит, от кого чьи дети, и так далее, а вот веру, пожалуйста оставьте, это глубоко личное, закрой двери, зажги свечечку и помолись. Это не так! Это навязано! Поэтому я говорю, о том, что Церковь при всем своем совпадении, что мы – действительно народ Божий, мы – стадо Иисуса Христа, Которое Он ведет, которое Он направляет, и если надо через все это институты церковные, если надо будет поправлять, брать посохом Своим, Владыка сегодня без посоха, вот обратите внимание, у него на конце такой крюк. Крюк он для вполне конкретных вещей, если о. Денис завтра загуляет, то он может ему помочь, с помощью канонов вернуться к Господу и так к каждому из нас. Поэтому, давайте честно! Большинство из нас при абсолютной свободе при отсутствии каких-либо границ – выберет грех. Это антропология христианская. Наша свободная воля выберет всегда грех, без благодати Божьей. Чтобы эту благодать Божию стяжать, нам нужна Церковь, дорогие братья и сестры! Мы не просто приходим, что так получается. Я пришел, есть ещё какие –то люди. Вот пришли они тут тоже какие то, должны вместе тут помолиться Богу. Это не правда! Мы пришли, потому, что Бог нас собирает, как народ, не лично меня, — приду помолюсь Господу и не видеть бы вас всех. Вот что-то не так, -зря пришел!

Господь собирает народ Свой! И мы действительно такие немощные и слабые, нуждаемся в том, чтобы у нас был этот Пастырь, который не может сейчас непосредственно действовать в нашей жизни, в том смысле, как если бы Он действовал и будет действовать после воскресения из мертвых. Поэтому Господь установил Церковь, установил Таинства. Установил внутри Церкви определённый порядок отношений. И этот порядок существует от папы, спускаясь дальше через епископов. Далее епископ поставляет пресвитеров, которые в духе вместе с епископом одном и народ Божий, который воспринимает слова своего Пастыря и в определённых моментах подчиняется словам своего Пастыря, потому что это – установление Божие, на самом деле. То, что священник может делать внутри своего прихода, тоже ограничено, ограничено мудростью Церкви, которую Бог выбрал Себе, поэтому есть Каноническое право, есть Катехизис Церкви, есть эти внутренние директивы, которые тоже помогают священнику не возомнить себя таким непогрешимым полу –богом. Нет, но ты действуешь в духе и от лица Христа и этот дух выражается через повеление Церкви. Дорогие братья и сестры! Размышляйте о тайне Церкви, размышляйте о том, к чему призывают священники: молиться о призваниях и т. д. не потому, что нас мало, или не потому, что там трудно технически и т.д. Один священник на приход. Не только в этом вопрос. Священство внутри Церкви – это вещь, связанная с тайной спасения. Оно установлено Самим Христом. И поэтому призыв молиться о призваниях – это не техническая часть функционирования Церкви. Даже если бы нас было сейчас 50 священников постоянно, молиться о призваниях надо всегда, потому, что эта вещь действительно гораздо глубже. Нам, дорогие братья и сестры следует размышлять, что же для нас с вами означают слова, сказанные выше. Буду честен, в нашей стране люди продолжают жить ещё в такой гипертрофированной общности и особенно старшее поколение знает, что нет никакой общности, когда нам о ней долго-долго говорили. Что даже если вот куда-то идти, то свое мнение надо принижать перед общественным и потом это все не сработало и закончилось все быстро и не понятно куда делось. Поэтому нам об этом трудно размышлять. Для этого необходимо обращаться конечно же к Слову Божьему и глубокой молитве. Что означает народ Божий? Собрание ли это друзей? – Нет! Похоже ли это на какую – то определённую группу. — Нет. Похоже ли это на группу приятелей? – Конечно же нет! Это народ Божий, который собирает Он. Это тайна! А тайна требует глубокого осмысления и такой тяжелой работы, чтобы признать моё нахождение в воскресенье между 11 и 12:30 –тью и по адресу Горького 100.О глобальной Вселенской Церкви. Об этом необходимо размышлять! Навязано ли это мне кем –либо? Может быть. Святой Августин однажды сказал простую вещь. (Он ещё не знал о торгово-рыночных отношениях). «Не спрашивай принуждают ли тебя? Спрашивай к чему принуждают». К добру или ко злу? В этом была его мудрость: он всегда знал, что 90% людей будут ведомы. И это – правда. В этом нет никакого принижения. Опять же, рынок заставляет нас верить Нет! Нет, же посмотри, каждый может вырваться, каждый может стать звездой. – Не может стать звездой. 90 % людей будут ведомы. Но у нас есть свобода, дорогие братья и сестры. В выборе. Добро или зло? Спасение или погибель? Это отличается от выбора между синим и терракотовым.

Аминь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *