Фарисей и мытарь

   Эта притча, дорогие братья и сёстры, нам хорошо известна. Но, как в любом отрывке Евангелия – никогда нет момента, чтобы мы остановились и как-то не шли дальше.

   Евангелист начинает с того, что Иисус говорит это к некоторым, которые уверены были о себе, что они – праведны. И мы, как-то восприняв всю традицию спустя две тысячи лет, думаем, ну это не к нам!  Потому что мы знаем, что никто из нас не может сказать перед Богом, что он – праведен.

   Но Иисус Христос прекрасно знает, общаясь к тем, кто о себе уверен. Он прекрасно знает, что Его слышат все. В том числе и ученики, которые стоят где-то рядом. И всё равно слышат те же слова.

   Поэтому – тут есть определённая… в таком, положительном значении, хитрость Иисуса. И все мы знаем, что иногда надо просто какие-то вещи сказать в присутствии определённых людей. Чтобы они поняли, что это – для них. Хотя формально ты обращаешься к другим людям.

   И рассказывает эту притчу. О фарисее и мытаре.

   Конечно, два этих человека… Иисус берёт таких… Сильных личностей.

   Фарисей, это – не священник. Фарисей – это не аналог духовенства в Церкви. Фарисей – это то, что мы бы называли «активный прихожанин». Который – даже выучился, даже получил дополнительно какое-то образование, образованный в законе. Но это – мирянин. Это – просто человек, авторитетный для других верующих. Священники занимались в то время своим делом, грубо говоря -такая смесь врачей, мясников, потому что жертвы приносятся. Ну, и сборщиков податей.

   И есть мытарь.

   Действительно такой… Иногда мы используем это сравнение – налоговый, там, работник. Это – не так.

   Мытарь – это сотрудник войск Римской Империи. Да. Потому что им самим не хватает ресурсов уже, чтобы, как бы, держать все эти территории в подчинении. Ну – проще сделать коллаборацию на месте. Чтобы некоторые из местных помогали собирать подати.

   Естественно, что такой человек не делает это сам. Его бы, просто-напросто, где-нибудь убили. Поэтому у него есть, в том числе, и физическая защита. То есть – у него есть некая группа лиц, которая охраняет его. Которая позволяет ему вытаскивать то, что должны простые люди Римской Империи. В том числе и силой,– применяя угрозы и насилие.

   Поэтому это – человек, который тоже, в общем, за свои слова, как бы, отвечает. Он понимает, что он делает. Он – человек жёсткий. Это – не какой-то просто, вот, чиновник, который собирает подать.

   Это – не так.

   И конечно, как любой человек, попавший в такую… тяжёлую ситуацию этой коллаборации… (Это – всегда, на самом деле, не самый простой выбор. И не потому, что человек такой хитрый). И который попадает между двумя вот этими… молотом и наковальней. Между римскими властями – с одной стороны, народом, который тебя просто ненавидит, да… Это – сложный выбор всегда.

   И здесь – много искушений.

   Поэтому мытари, как правило, были, конечно, люди довольно жуликоватые. Ну, когда мимо тебя проходят какие-то суммы, да, ну как-то… Ну так руки у нас бывают липкие. Что-то так вот может подцепиться…

   И вот мытари – они были такие.

   И от они оба находятся в этом Храме. Понятно, что речь идёт о Храме Иерусалимском. Это – огромный город.

   И здесь – не такая простая ситуация, как нам кажется.

   С одной стороны, то, что говорит фарисей — будучи человеком, важно понимать. Для него важнее всего в жизни выполнять Закон Божий. И то, что фарисей здесь перечисляет… Он делает больше, чем от него требуется.

   Он даёт десятину со всего, что приобретает. Закон со всего не требует. Фарисей жертвует много.

   Фарисей постится два раза в неделю. Не в смысле – от мяса отказывается и заменяет его рыбой, которая стоит дороже, чем мясо, да. А – постится. То есть – по сути это, ну… на хлебе и воде. Два дня. Закон не требует два дня.

   То есть фарисей – человек, который привык работать над собой. Фарисей – это человек, который привык что-то делать. То есть для него, действительно, нарушить Божьи установления (а их в иудейской традиции шестьсот тринадцать). Для него это… Ну, хуже смерти. И многие из этих фарисеев подтвердят это всей своей жизнью. Когда через некоторое время после Вознесения Иисуса Христа будет разрушение Храма, священники договорятся. А фарисеи – нет. Фарисеи почти все погибнут. Потому что – лучше умереть, чем нарушить закон и пойти, вот, на сделки.

   То есть – это люди, на самом деле, очень крепкие.

   Но он молится страшной молитвой.

   Он молится, сравнивая себя с другими людьми. И однозначно делая себя лучше своим собственным судом.

   То есть – не кто-то о нём говорит: «Человек — молодец». Это – нормально. «У человека – получается». Но он сам о себе делает выбор. И всех остальных людей ставит ниже.

   В это же время мытарь, который ничего не делает согласно Закону, кается.

   Иисус говорит, что пойдёт оправданным больше мытарь.

   Для нас с вами это немножко такое… Может оказаться где-то, в глубине сердца, таким… странным моментом. То есть – мы что-то делаем, да. По крайней мере, по формальным признакам. Приходим в церковь, молимся, какие-то осуществляем служения. Жертвуем, в конце концов. И вот формально в церкви, и где-то возможно ещё. Занимаемся какой-то деятельностью волонтёрской, или благотворительной. И как-то нам кажется, что Бог нас не слышит. А вот какой-то человек пришёл, значит, свечку поставил, да, «Господи помилуй меня грешного» — и пошёл.

   Это – не совсем так.

   Когда Иисус говорит об оправдании, это – тяжелейший путь. Потому что, если мытарь получает оправдание – это не просто выйти. Это – не светская судебная система, где судья сказал: «оправдан». Отказал в исковом заявлении. И – можешь идти. Ты свободен. Слава тебе, Господи, даже никакой печати нигде не будет и справку не дадут.

   Оправдание у Иисуса Христа – это не формальный пункт: «прощённый». Оправдание Иисуса Христа – это путь. И вот здесь-то мытарь оказывается гораздо в худшем положении. Потому что теперь ему надо будет вот эту всю историю, которая у него есть, начинать менять каким-то образом. Каким-то образом надо будет изменяться.

   А это – тяжело.

   Фарисей в каком-то смысле – в более выгодном положении.

   Если он осознает этот ужас своей гордыни, то всё остальное у него есть с детства. Потому что он себя принуждал к этому. Он заставлял себя исполнять Закон. И находил, видимо, какую-то радость в этом Законе.

   Так что эта притча, она, дорогие братья и сёстры, не столь проста.

   Мы, конечно, наверное, христиане, спустя две тысячи лет, после вот этого долгого периода, , естественного отбора нашей духовности… Мы, скорей всего, молимся так: «Слава Тебе, Господи, я – не такой, как этот фарисей, да. Мы все – мытари. Мы все – каемся. Мы все – грешные. Хорошо, что среди нас таких фарисеев нет».

   А Иисус – умнее нас. Иисус ставит притчу, где, как только ты встаёшь на одну из сторон… Ну, ты — болван. Ты – ничего не понял.

   Потому что мы — одновременно и эти фарисеи, и эти мытари.

   Которые нуждаются в покаянии.

   И которые нуждаются в том, чтобы это покаяние в своей жизни как-то явить.

   Да, есть в нашей жизни грехи. Какие-то пороки, зависимости. От которых вырваться порой не получится в течении жизни. Но есть грехи явные. Которые: «Ну не делай так, пожалуйста. Так делать – не надо». А мы почему-то продолжаем делать. Всё понимаем, всё ясно. Но – идём и идём, делаем и делаем. Может – потому что не боимся, как этот фарисей. «Что нам грех-то? Это ж – не так страшно. Ну – не убил, не украл. А всё остальное — как бы в рамках допустимого». 

   А Иисус говорит: «Да нет». Вот фарисей – вообще молодец. Но тяжело ему. А мытарь – вроде бы, действительно злодей, и нам далеко до мытаря. Вряд ли кто-то из нас вымогал деньги с какой-нибудь бедной вдовы, пользуясь угрозами вооруженных людей. Ну, скорей всего нет. А мытарь – занимался. И теперь ему надо будет как-то это всё менять.

   Надо будет.

   Иначе это – не оправдание.

   Иначе он это оправдание опять откинет куда-то на обочину своей жизни.

   И просто – можно, ещё раз прийти конечно, постоять в конце Храма, бия себя в грудь. Но это – первый шаг. Маленькая встреча.

   А дальше Господь говорит: «Пошли. Идём. Я дарую тебе оправдание. Что ты с ним сделаешь?»

   Дорогие братья и сёстры, пусть слова Иисуса Христа будут для нас чем-то живым. Мы знаем Евангелие. У нас много книжек. У нас куча телеканалов. У нас есть Интернет. И мы все всё понимаем. «Мы знаем, отец, спасибо. Мы эту притчу слышали сто тысяч раз. Здорово. Это – не про нас. У нас есть своя жизнь».

   Пусть Иисус Христос вселяется в сердца каждого из нас.

   Пусть мы не остаёмся какими-то хладнокровными.

   Пусть мы не становимся фарисеями, которые возносят себя. Потому что – действительно, иногда легко вознестись. Это – элементарно. Тем более – в наше-то время, двадцать первого века, когда каждый из нас – личность, такая уникальная, неповторимая. Что просто некуда спрятаться от нашей неповторимости.

   С другой стороны – мы не должны оставаться бесконечно мытарями в самом начале. Стоять – и каяться, и каяться. А потом – идти дальше и продолжать то, что мы делаем.

   Мы призваны к тому, чтобы бороться. Не только за наше бытовое счастье. Не только бороться за эту жизнь. Но и за жизнь вечную.

   Иисус же дарует нам благодать неустанно.

   Месяц миссий скоро подойдёт к концу. И в прошлое воскресение мы с вами молились и размышляли в том числе и об этом. Пусть продолжается этот призыв Папы Франциска!

   Владыка в начале уточнил – и это действительно весь лейтмотив месяца. Это – не только о миссионерах в Африке. Это – о нас с вами. О каждом. Чтобы наша христианская жизнь становилась действительно миссией. Для нас самих. Для тех, кого мы встречаем. Для ближних.

   И, как говорил святой Франциск: «Проповедовать всегда и везде. Если придётся – то словами».

   Наша жизнь должна стать свидетельством об Иисусе Христе.

   В первую очередь – для нас самих.

   Чтобы в свой час, а на самом деле этот час очень прост, – перед сном, как-то смотря на свою жизнь: «Я – ученик Иисуса Христа, или нет?»

   Ответить легко, на самом деле.

   Если я двигаюсь. Иногда — вниз, иногда – вверх, и это понимаю, тогда я – ученик. Если же я застрял и опустил руки – тогда я нуждаюсь в благодати. Чтобы снова встать на путь следования за Христом.

   Аминь.

                                                                       О. Денис Марчишин, 27. 10. 2019.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *