Жизнь после смерти?

Мы закончили, дорогие братья и сёстры, октаву поминовения всех усопших верных. И сегодня чтения… именно в этот год они как-то продолжают эту тему. Тему жизни и тему смерти человека.

   В первом отрывке – из Книги Маккавейской, мы слышим это мученичество этих семи братьев. И их матери, которая тоже укрепляла их словами, да, на родном языке. Чтобы эти враги не понимали. И которые отдали свою жизнь за соблюдение Закона. При том, на самом деле, за соблюдение Закона в сугубо таком… мы бы сказали «формальном» моменте — «не есть свинину».

   Но, в двадцать первом веке, наверное, это – очень забавно. Большинство, наверное, из нас, да, по крайней мере… Ну, думаю – я съел бы котлету в пятницу. Скорее всего. Вот. Если бы мне поставили такое условие: «Просто съешь котлету, и мы отстанем. И всё. И будет всё хорошо дальше». Скорей всего – ну да. Да. Хотя это – сугубо такое… церковное установление, и оно не так важно.

   Но на самом деле этот отрывок больше о другом. Больше о том, насколько наши вопросы веры, вопросы, которые перед нами ставит Слово Божие и наша жизнь, они не совпадают. Насколько мы готовы жертвовать какими-то вещами внутри своей жизни, для того, чтобы действительно являть себя для других и для самого себя верующим человеком.

   Это вещь – не простая, да.

   Для этого требуется такая… Работа и ума, и сердца.

   Как часто мы просто выключаемся из вот этой… религиозной какой-то парадигмы, да. Сталкиваясь с какими-то житейскими ситуациями, мы просто не вспоминаем. Не то, чтобы делаем сложный выбор, да. И как-то в своём сердце пытаемся это распределить. А зачастую – просто не вспоминаем. И руководствуемся абсолютно такими… мирскими понятиями, да. Мирскими представлениями о том, что такое жизнь.

   В Евангелии ситуация чем-то повторяется. Потому что саддукеи – люди, которые серьёзная школа, на самом деле. Философско-такая-богословская. Они задают очень и очень конкретный вопрос Иисусу. «Чьей будет женой та, которая была у семи братьев?». Да. Этот закон – тоже нельзя было нарушать. Это – закон из книги Моисеевой. Обязанность брата – взять себе жену, которая не имеет детей.

   Саддукеи размышляли сугубо, в нашем мире. Они оставались здесь. Для них было исполнение Закона Божьего, Закона Моисеева, сугубо здесь, на земле. Для них не было, конечно, никакого Воскресения. Вообще. То есть – ну, сугубо такой деизм, да. То есть: «Вот Бог сотворил, мы – живём и умираем. Всё. Больше ничего не остаётся. И поэтому Закон дан для того, чтобы здесь, на Земле, как-то вот нашу жизнь общественную налаживать, да. И чтобы нам здесь было хорошо. А потом мы просто исчезаем».

   Иисус, конечно, их переводит совсем в другую плоскость. Иисус не спускается до уровня того, чтобы объяснить, как что… «Нет – знаете, всё будет хорошо. Не переживайте, да. Вот будет вот так и так, а там всё как-то устроится».

   Иисус говорит: «Ну нет. Нет. Не женятся, ни замуж не выходят».

   То есть – он разрывает, сразу же, да, связь вот с этим миром, в котором мы привыкли действовать.

   И в котором, к сожалению, часто мы все руководствуемся ни Словом Божиим, а похотью очей, гордостью житейской и похотью плоти.

   И Господь рвёт эту связь. Он говорит, что: «Нет. Царствие Небесное будет устроено на каких-то других принципах. На принципах, которые сейчас нет смысла до конца объяснять». Он не пытается сделать это всё логичным и таким… железобетонным. Чтобы вот, больше никто не сомневался.

   Он просто указывает на то, что это – что-то другое.

   И конечно для нас, братья и сёстры, любые представления о Царствии Небесном, должны быть основаны на том, что мы взираем на самого Иисуса Христа. А богословски, что так и говорится, да. Что Иисус Христос – это Царствие Небесное само в себе.

   Он являет.

   По-другому мы как-то… ну, можем, конечно, представлять, какие-то образы использовать. Но они все будут ошибочны, в конечном итоге. Только Сам Иисус – Его жизнь, Его деяния, Его деяния в нашей жизни — они являют нам Царствие Небесное.

   Только через них, через эти знаки Его присутствия, мы можем как-то предвкушать. И действительно укореняться в том, что это Царствие и жизнь будущего века для нас является чем-то настоящим. Хотя, конечно, мы этого не видим.  Мы не можем это прожить, да.

   Никто из нас не возвращался к жизни после смерти. Ну, разве что только Иисус. Но это было всё-таки две тысячи лет назад. И мы живём в надежде. В вере. То есть – в уповании на то, чего не видим.

   Но у нас есть предвкушение, дорогие братья и сёстры. У нас есть Его Слово и Его Жизнь.

   И поэтому Евангелие, конечно, должно быть для нас важным. Потому что иначе мы не знаем, кто такой Иисус Христос. Ну – просто не знаем.

   Таинства. Литургия сама – особенно воскресная Месса, является знаком этого Царствия Божьего. Предвкушением, да. Привкус Царствия –  уже на Литургии. Если мы остаёмся на уровне чисто человеческом – ну да, конечно… Наверное, воскресение можно провести и в других местах, более интересных. А если это – предвкушение Царствия Небесного, где Сам Господь исправляет все вот наши какие-то несовершенства и недочёты – тогда это может всё преображаться.

  Общение между нами. Духовное общение, да. На личном уровне. По-всякому бывает. Но – духовное общение. Удивление от того, как Господь собирает абсолютно разных людей. И слабых, и сильных по-человечески. Но собирает всех в одно место, где Он становится в центр.

   Дорогие братья и сёстры, саддукеи — это было сильное движение. Если кто-то разбирается в философии – это более-менее как эпикурейцы в древнегреческой философии. Это не были какие-то омерзительные, неверующие, злобные люди. Они пытались объяснить жизнь.

   Но им не хватило вот этой готовности слышать Слово Божие и устремляться куда-то дальше. И они оставили его только здесь и сейчас. Здесь, на земле.

   Господь же всё время пытается нас вывести немного дальше.

   И сам Господь, оказавшись на кресте, в финале, да, своей… скажем так – земной истории… Оказавшись на кресте – он этим и делает главный, вот этот, скандал, как скажет Апостол Павел. Главное непонимание, неприятие. То, что для нас так и остаётся каким-то напряжением.

   Бог умирает на кресте. Вот вся его победа.

   Его победа – это Распятие и смерть. И в третий день – Воскресение.

   Но это уже – другая реальность. А здесь, на земле, как Апостол Иоанн, Евангелист, особым образом пишет, именно Крест является знаком Его славы.

   И поэтому он в храме.  И поэтому он – на шее каждого из нас. Распятие.

   По-человечески – странная штука какая-то. Точно не то, чего мы хотели бы для себя. И точно не то, что мы готовы истолковать как победу. Но вера в жизнь будущего века. Которая будет действительно отличаться от того, что устроено здесь.

   И это – тоже важно. Это не значит, что спустить руки здесь, да, как часто нас обвиняют. Что мы такие: «Ну, здесь будь, как будет, а мы там ждём что-то там дальше, да». Это – тоже ошибка.

   Царствие начинается сегодня и здесь. Для каждого из нас. Мы – уже на пути в Царствие.

   Если же мы на пути в Царствие – то мы как-то к этому готовимся. И вся наша жизнь преображается. Если мы собираемся с вами в отпуск куда-нибудь, да – то мы берём карту, смотрим. Сидим в Интернете, что-то выбираем, что нам посетить. Денежки копим, чемодан собираем. Занимаем у друзей сумку поудобнее. Ну — как-то готовимся.

   Вот мы – на пути в Царствие Небесное. И наша жизнь – это подготовка.

   И значит жить этим Царствием мы можем уже здесь и сейчас, дорогие братья и сёстры.

   Пусть искушения нашего мира… Их – много. И искушения – я сейчас не говорю в таком, моральном плане, что обязательно зло, да. Мир нас приучает… В общем-то – логично приучает. К тому, чтобы ценить эту жизнь. И это надо делать.

   Но мир нас приучает к тому, что мы сможем жить вечно на земле. А мы – не сможем. Ну, просто. Нет – я рад буду за медиков, если они изобретут какие-то пилюли. Может там – генетики начнут как-то нам помогать…  Биоэтика как-то с этим примирится, и мы, может, будем жить – ну, сто семьдесят лет, да. Может даже – двести. Научимся пересаживать там мозги и т. д.

   Но всё равно – мы умрём в конечном итоге. Это просто неизбежно. Белок распадётся просто-напросто.

   Господь нас ждёт, дорогие братья и сёстры. И Господь нас сопровождает на пути в Своё Царствие. Начиная из этого мира.

   Начиная с нашего Сотворения.

   Начиная с того, как мы появились.

   Мы предуготовлены не к смерти, но к жизни. Потому что у Бога живы все.

   Аминь.

                                         О. Денис Марчишин, 10.11.2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *