Как сохранить и передать дар веры?

    Дети рождаются в христианских семьях. Их приносят в храм крестить. Они ходят с родителями на Мессы. Принимают Таинства – Первое Причастие, Миропомазание. Посещают воскресную школу. Заводят в храме друзей. Растут, любя Бога. Вступают в пору юности…

   И тут – мир начинает искушать их, как никогда раньше. И, поддавшись на искушения, многие молодые люди оставляют общину, выбирая «жизнь без Бога».

   Почему это происходит? Как этого избежать?

   И что делать, если Церковь покинул кто-то из наших родных?

   В поисках ответов на столь животрепещущие вопросы, мы решили побеседовать с нашими прихожанами. Старшими – и молодыми. Попросив их поделиться своим мнением и жизненным опытом.

   (По многочисленным просьбам, свидетельства публикуются анонимно).

Старшие прихожане делятся жизненным опытом

— Поведайте, как вашим родителям удалось передать вам дар веры?

— Мои родители были высланы с западной Украины в Казахстан ещё молодыми, не женатыми. Они с детства посещали костёлы. А также ходили в церковную школу.

   В Казахстане не было церквей. Священников. Они сами молились дома, но так чтобы никто не знал. Хотя я помню — все семьи молились дома. Скрывали от посторонних свою веру. Меня научили молиться уже в три года. По рассказам моей мамы, я ночью будила бабушку чтобы молиться, а бабушка понимала, что я хочу кушать, и говорила: «Перекрестись, утром помолимся» и давала мне кусочек лепешки, которую она не съедала, а прятала мне под своей подушкой. И так в возрасте 3-х лет я уже поняла, что если будешь молиться, то всё получишь.

   Мне мама рассказывала, как они, девочки, ходили в костёл — не доходя до костёла в речке мыли ноги. Обували обувь. Платья. Причесывались — и шли в костёл. Потом, когда шли обратно, переодевались. Одежда для костёла была одна, её не одевали дома. Считалось, что она — праздничная, только для похода в костёл.

   И в любой ситуации, когда мне было плохо ещё в детстве, мама говорила:

 – Молись. Бог тебя защитит.

   Рассказывала свои случаи в жизни, и что всегда она молилась, и БОГ её не оставил.

   Дома у нас была одна икона — Иисус Христос распятый, и вокруг ангелочки, и все это было в такой фольге, как золото. Мама очень дорожила этой иконой. Она висела в углу. Вокруг полотенца вышитые и лампадка всегда горела.

   Я помню — меня брала мама на молитву к одной бабушке, где все собирались на Мессу на праздник Рождества и Пасхи. Но это было уже после 1953 года. Тогда уже могли собираться по выходным у какой-нибудь бабушки и молиться.

   Крестик мне мама повесила ещё до школы. А как я пошла в школу, то всё время боялась, чтобы у меня его не сорвала учительница, с моей шеи, и я его прятала. Крестик был алюминиевый. Наверное, их какой-то человек из ложек алюминиевых сделал.  

   Так я по всей своей жизни и пронесла веру в Бога.  

   Католический храм я впервые посетила в сентябре 2000 года, в городе Новосибирске, Преображения Господня. Накупила литературы, молитвенников — все на русском языке, и стала читать.

   — Расскажите, каким образом вы передали его своим детям?

— Дети мои видели всегда, что мама молится. Но молитвы на польском — и им было не понятно. Но они уже понимали, что их мама верующая католичка. Я им объясняла, как сама понимала веру.

   Икон у нас не было. Все праздники Рождества и Пасху мы праздновали дома. Подготовка к этим праздникам была для детей как подготовка к Новому году. Особенно ещё то, что всегда пекли пасхи (пасхальные куличи). На Рождество готовили двенадцать видов вареников. Так делали мы с моей мамой, ещё когда я жила в доме родителей. Взрослые дети ездили с нами на праздники к бабушке с дедушкой – к моим родителям. Это был уже 1982 год.

   Но главное: я детям говорила, что Бог есть, что он всегда видит нас. Что ангелы нас оберегают.

   Дети усвоили одну вещь – нельзя сквернословить и ругаться по какому-то поводу. Всё можно решить мирно и договориться. Моя дочь, уже взрослая, мне сказала: «Я думала, что все так живут. А как посмотрела на другие семьи, то наша семья была идеальная».

   Просто мы с мужем — а он просто крещённый в православной церкви, старались находить компромисс в решении семейных и бытовых проблем. Он всегда меня поддерживал в моей католической вере. Знал все праздники и соблюдал их вместе со мной. Прочитал Библию, которую я купила.

   В настоящее время дети — крещённые в католической вере. Знают и не отрицают, что они католики по вере. Ходят только на праздничные Мессы, и, если я попрошу, ещё на какие-то. Дочь молится дома и в группе Живого Розария.

   Так что детям я не смогла передать веру, как мне передала моя мама.

   Внуков окрестили в католическом храме. Я стараюсь с ними беседовать. Молиться с ними Розарий. Но они вырастают и уже на воскресные Мессы их сложнее привлечь. У них занятия, всякие увлечения, кружки. Они всегда заняты.

   Я МОЛЮСЬ ЗА СВОИХ ВНУКОВ И ДЕТЕЙ.

     — Какой совет вы можете дать родителям, чьи дети оставили Церковь?

— А РОДИТЕЛЯМ И БАБУШКАМ — ПОСОВЕТОВАТЬ МОЛИТЬСЯ ЗА ВНУКОВ И ДЕТЕЙ. А ТАКЖЕ БЫТЬ ПРИМЕРОМ В ЖИЗНИ ДЛЯ НИХ.

* * *

   Мои родители родились и выросли в СССР. Переселенцами из Литвы были их бабушки и дедушки. Поэтому сами родители передать Веру мне не могли напрямую. Мы, дети, конечно общались с бабушками и тётушками, которые имели более близкие отношения с Богом. К сожалению, общения были недолгими, т.к. родители часто переезжали в разные места в области (папа был землеустроитель, таких специалистов тогда было очень мало).

   Но, тем не менее, общения были. Были празднования Пасхи и Рождества. Были поездки в Вильнюс к родственникам, которые вернулись из Сибири в Литву. Были открытия. Совершенно не похожая на нашу жизнь, с обязательным посещением Храмов. Таких красивых и величественных, что даже сейчас, вспоминая, начинает чаще биться сердце и захватывает дыхание.

   Потом прошли годы учёбы. Иногда встречи с тётушками, которые тихо молились по-литовски, держа в руках очень старенькие Розарии и книги, которые были привезены в Сибирь в 1860-х годах. Мне рассказывали, что в Сибирь даже приезжали ксёнзы (священники), которые уделяли Таинства. А когда их не было — в деревне, где мы жили, всех новорожденных крестила бабушка Марьяна.

   Прошло много лет. Я уехала в Новосибирск. У меня родилась дочка. Когда ей было пять лет, она каталась на ледяной горке и сломала ручку. Она не была крещённая и моя мама, приезжая из области очень настойчиво просила, чтобы я её покрестила. Это произошло в то время, когда на Левом берегу появился первый католический Храм.

   Конечно мы сразу же пришли туда. И нам не отказали. Священник, который крестил дочку, был переведён в другое место, и эта служба была последняя в Новосибирске. Когда Крещение закончилось, он попросил меня подойти. Я подошла к нему, и он мне сказал слова, которые я помню до сих пор и буду помнить всегда.

   — Сегодня, — сказал он, — я совершил грех. Я покрестил вашу дочь без подготовки к Таинству Крещения. Вы должны дать мне слово, что вы её будете водить в Воскресную школу, чтобы она прошла весь курс подготовки к Крещению, как другие дети, которые были крещены сегодня вместе с ней.

   Я дала это обещание. И после этого вся наша жизнь изменилась. Сейчас дочери уже за 30 лет. У неё двое детей, которые ходят в церковь. Она живет с мужем в венчанном браке.

  Но это еще не всё. Мой папа, который когда-то с иронией говорил о церкви, стал посещать службы, с интересом слушать проповеди. А за год до своей смерти спросил у меня:

   — А вдруг мое Крещение бабушкой Марьяной было неистинное?

   И попросил условного Крещения. И, чтобы я была его Крестной.

   За несколько часов до смерти у него была последняя исповедь и Святое Причастие. Он отошел в мир иной во сне.

  Моя мама долго не могла понять и принять некоторые вещи вероучения, хотя посещала регулярно службы и выполняла обряды. Потом она заболела и долго лежала. Приходивший к ней священник беседовал с ней. Потом была исповедь и долгожданное Святое Причастие. Через несколько лет мама ушла в мир иной во сне, незадолго до этого приняв Святое Причастие.  

Молодёжь высказывает мнения

  Почему молодёжь уходит из церкви?

— Большое количество соблазнов.

— Ну, я считаю, что скорей всего они просто не хотят менять свою жизнь. Потому что «быть в Церкви» — это значит «принимать какие-то истины». И, так сказать, не противиться им и изменять свою жизнь. И это – очень тяжело. Это – постоянная работа над собой. И стремиться… ну, к святости, и так далее.

   Вот.

   И это – очень некомфортно, неудобно. И многим этого просто не хочется делать. Что-то менять в своей жизни. Вот. И поэтому — они просто предпочитают лучше уйти, нежели что-то менять.

— Ну, можно сказать так, что сейчас мало источников, откуда… Вернее – слишком много источников, не являющихся от Бога исходящими, вот. И поэтому люди, которые приходят в Церковь – молодые люди, они, возможно, несерьёзно относятся к вере. У них – много альтернатив в современном мире. И не готовы они полностью погрузиться в веру, разобраться в этом досконально. Потому что постоянный есть поток, который может их, как бы, в другую сторону увлечь.

 Что меня удерживает в церкви?

— Трудно осознанно это определить, но кажется это Святой Дух.

— Ну, прежде всего это – любовь к Богу. Потому что Господь дал мне такую благодать веры. И просто я чувствую вот это… Не знаю, как это объяснить. Ну, Благодать Духа Святого. Что я хочу. Я – желаю. И я это люблю, в общем.

— Меня? Любовь милосердная Бога и его постоянные призывы. Его… Просто – Его Любовь. Любовь Бога.

 Кто меня привел в церковь?

— Крестили в Католической Церкви, а дальше родители брали меня с собой на Мессы. Родители.

— Меня привела в церковь мама, когда мне было 4 года. С тех пор хожу и развиваюсь духовно.

— Начну свое свидетельство с того, что я родилась в семье, близкой к вере, католической традиции, крещена уже была в год. Но всё-таки христианское воспитание миновало меня, и регулярная духовная жизнь не стала неотъемлемой частью моего детства. Молитва, воскресенье в церкви, общение со священниками и прихожанами были отрывками и неосознанно до четырнадцати лет.

   После четырнадцати начались мои духовные искания, передо мной вставали вопросы, на которые искать ответы стоило непосредственно в Церкви. Я ощутила внутри себя дыру с размером Бога и поняла, что заполнять эту душевную пустоту возможно только Богом.

  В этот период я приняла первое Причастие. Этот важный шаг не мог не стать началом моей, если можно так сказать, новой жизни. В голове на тот момент были счастливые мысли о том, что меня призвал Господь, в сердце пылала радость и желание постигать святость.

  Но стоит отметить, что путь веры не так прост, как это может казаться на первых порах, когда эмоции и воодушевление зашкаливают. Рутина, современный ритм жизни, сверстники, число из которых верующих равняется нулю. По щелчку пальца не поменялась моя духовная жизнь, и мне казалось, что нет людей, с которыми мне можно было бы разделить волнующие меня вопросы. Будучи из небольшого города, где маленький католический приход, я нуждалась в большем общении с верующими, особенно с ребятами, близкого со мной возраста.

  Я усердно молилась Господу о том, чтобы в моем окружении появился такой человек. И Небесный Отец услышал мои молитвы. В приходе появилась девушка, с которой мы сейчас подруги, и во многом это обстоятельство помогло, как мне кажется, выйти на новый этап общения с Богом. С другом легче проходить жизненные препятствия, бороться с грехом, внедрять ценности Божьей любви и красоту Христа в современный мир.

   Обратилась еще более осознанно я в шестнадцать, на Молодежной Католической летней встрече. Тем и хороши такого рода встречи, что есть большие возможности общения с христианами, с которыми можно поделиться опытом и выслушать других, обрести духовных единомышленников, практиковаться в ещё лучшей молитве. После таких собраний есть всегда упорство в дальнейшей духовной работе над собой.

   В восемнадцать лет я была миропомазана, что вновь укрепило меня на жизненном пути силой Святого Духа.

   И, вот, сейчас, находясь в Новосибирске, я ни на миллиметр не хочу отступать от Бога и отношений с Ним. Несмотря на шум и бешеный ритм вокруг, очень важно сохранять в себе сердце, томящееся о Боге, копить внутри себя тишину, спокойствие, счастье, любовь. Об этом я напоминаю себе каждый раз. 

* * *

   Мы выслушали свидетельства, прекрасные истории жизни. Узнали мнения разных поколений. Старших — и молодых прихожан.

   Так какой же теперь мы можем сделать для себя вывод?

   Вывод — не так уж и прост. Точнее – он и прост, и сложен одновременно.

   Призывает людей в Церковь и помогает им в ней оставаться Святой Дух и Благодать Божья. Но – не менее важны и родители. Дедушки, бабушки. Старшие родственники. Способные научить нас быть открытыми этой Благодати. Показать нам путь к Богу. Пример христианской семьи. Христианской жизни. Которому мы и будем следовать дальше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *