Призвание в семье

   Работая над статьёй о передаче веры, мы попросили дать свидетельства несколько семей из нашего прихода. Но одно из них оказалось настолько необычным, что мы решили опубликовать его, как отдельную статью.

   Это — свидетельство семьи Гурезовых, одних из наших активных прихожан.

   Вы спросите – а чем оно необычное? А тем, что помимо того, что в семье Гурезовых выросло (и растёт) семь детей – редкость для нашего времени, старший из них – отец Максим, стал священником, что для нашего времени — ещё большая редкость.

   И потрясающая возможность для нас узнать о том, каково это, когда в твоей семье есть человек, решивший посвятить свою жизнь служению Богу.

— Поведайте нам, как вашим родителям удалось передать вам дар веры?

Антонина: К сожалению, я воспитывалась в атеистической семье, где никогда не произносилось имя Господа. Но из-за своей любознательности в детстве и юности, я знала, что мой дед по маминой линии был поляком, и по его линии все родственники были католиками. Но об этом я вспомнила только спустя много лет, когда уже была замужем и в моей семье было двое детей.

   Мы жили в Таджикистане, и переживали все прелести гражданской войны, проходившей на тот момент в республике. Отсутствие работы и голод, невозможность купить лекарства детям, подтолкнуло обратиться к сестрам матери Терезы. Они помогали нуждающимся продуктами и лекарствами.

  Так я познакомилась с монахинями и подружилась с ними. И мы с моими мальчишками — на тот момент Максим и Артём, стали приходить к ним помогать. Меня поразил их образ жизни и их глубокая вера.

  Вот они-то её во мне и зажгли.

  Так я встретила Иисуса почти в 26 лет. Тогда и крестилась сама, и крестила детей.

Валерий: Я был один у мамы. Мама была православной, крещёной, и несмотря на то, что в доме были и иконы, веру никак не практиковали. Даже как-то и не говорили об этом. Папа мой — таджик по национальности, и как это было общепринятым среди мусульман, детей в детстве посвящают Богу — то есть и меня посвятили в детстве в мусульманство.

   Но папа ушел из семьи, когда я был маленьким мальчиком, и меня воспитывала мама одна, прививая мне русскую культуру. Когда супруга стала ходить в церковь, они с детьми молились, и видимо, Святой Дух призвал и меня.

   Я крестился, и мы с Тоней венчались и стали строить христианскую семью.

— Расскажите, каким образом вы передаёте его своим детям?

Антонина: Как передаём веру нашим детям? Христианским образом жизни и примером. Молимся вместе, ходим в церковь вместе, соблюдаем все предписания и праздники.

Валерий: Когда что-то происходит или случается в их жизни, помогаем советами и беседами, руководствуясь христианскими ценностями.

Антонина: Просим прощения, если бываем неправы, тем самым показывая, что прощение просить не стыдно.

Валерий: Дети растут с этим «зернышком», и оно как бы прорастает и набирается сил. Но всегда сопровождаем их молитвами.

— Какой совет вы можете дать родителям, чьи дети оставили Церковь?

Антонина: Наши современные дети растут в эгоистичном, ярком мире, полном соблазнов и искушений. Жить им очень трудно, сохраняя Божьи Истины.

   И если случается, что дети отходят от Церкви, забывают Бога, надо неустанно молиться и предать все это в Господни руки. И даже поблагодарить Его за своего ребенка, отошедшего от веры. Именно благодарить! Прекрасный пример в такой ситуации, который всегда вдохновляет – святая Моника, мама св. Августина.

— У вас — особая семья, так как в ней вырос священник. Поделитесь, каким образом вы помогали своему ребёнку идти по пути призвания?

Валерий: Как-то так сложилось в нашей семье, что мы всегда помогали детям во всём, спешили им на помощь в трудные моменты их жизни, радовались с ними. В общем — полностью участвовали в их жизни. Но также особо не препятствовали их интересам и увлечениям.

Антонина: Если что-то нам не нравилось, или мы были против — давали советы, приводили аргументы для пересмотра своих решений, но не запрещали никогда.

Валерий: Это, конечно, не касалось разных там зависимостей, игр в soni, затем компьютерных игр — здесь были уже категоричные правила и даже запреты.

   Максим с пяти лет в церкви и активно участвовал в её жизни, дружил с отцами и брал с них пример. И к концу 9-го класса, он был уверен, что хочет стать священником.

Антонина: Я, как мама, в глубине души надеялась, что все это пройдёт, когда он повзрослеет.

   Просил советы, долго разговаривал с папой, делился своими «за» и «против»…

   Скажем так — что выбор дался нелегко, учитывая, что был очень привязан к дому и к родителям.

   Понимая всё это, мы не стали препятствовать, когда после окончания 11-го класса он просто сказал, что поступает в новициат. Было немного непонятное состояние — ни радость и не огорчение. Ну и не шок, так как он готовился к этому шагу несколько лет. Просто доверились Богу и для себя решили, что пусть будет так, как Он хочет.

   Позднее становилось очевидным, что Максим счастлив в своём выборе. И как-то сердце успокоилось и появилась уверенность в правильности нашей позиции. Ведь никто и ничто не может встать на пути Божьего замысла.

   Теперь гордимся им и благодарим Бога за такой великий дар!

— Какой совет вы могли бы дать родителям ребёнка, решившего посвятить свою жизнь служению Богу?

Валерий: Хочется не советовать, а пожелать родителям, дети которых стоят перед выбором призвания: доверьтесь Богу, ибо Его план на каждого нашего ребёнка гораздо лучше, чем мы предполагаем.

   Посвященная Богу жизнь – величайший дар! А ведь принимать подарки так приятно. Мы, родители — как инструменты, помогающие ребёнку достичь цели.

   Помогайте своим детям вниманием и поддержкой в призвании, не препятствуйте родительским эгоизмом и чувством собственности. Ведите их, как в детстве, за руку с любовью и трепетной заботой. Передайте в руки Матери Божьей, Совершеннейшей из матерей!

   И по собственному опыту знаем, что воздастся за это во сто крат, и ощутите это сразу.

   Доверяйте и не сомневайтесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *